Главная СМИ о ГЭПИЦентре
СМИ О ГЭПИЦЕНТРЕ 2011 г. Печать E-mail
Четверг, 17 Март 2011 12:44


Вадим Дрягин. Интервью // http://www.omskzdes.ru/interviews/?ELEMENT_ID=3490. 2011. 30 июня

- Вадим Владиславович, самое время поговорить о выборах. Как человек, давно работающий в сфере политического консалтинга, расскажите, от чего зависит успех какой бы то ни было избирательной кампании? И еще, всегда ли яркость - залог успеха?

- Я отношусь к той части специалистов, которая понимает избирательную кампанию как некий подготовленный и организованный управленческий акт. Представление о том, что избирательные кампании строятся на пиаре, который приводит обманной мотивацией населения к результату, это не совсем так. На самом деле это вообще не так. Почему-то люди рассуждают двойственно: когда касается лично нас, мы говорим: "Никогда не поведусь на эту глупую рекламу!", а когда рассуждаем о нашем великом русском народе, нередко высказываем: "Бабушки за такую ерунду проголосуют". Ни то, ни другое, с моей точки зрения, не соответствует истине и не отражает реальность. Избирательная кампания - это управленческий акт. Другое дело, что он ограничен по времени: участники, организаторы исполнители собираются на короткий период. Реклама и пиар вторичны по отношению к организационной и управленческой стратегии, которую выбирают кандидаты. Насколько можно предвосхитить результаты голосования? Можно, и достаточно высоко, но при условии, что ситуация в округе достаточно хорошо изучена, понимается структура электората, известны проблемы, лидеры общественного мнения. Есть вещи, которые просто нужно знать. Мы в течение 20 лет внимательно относимся к электоральной статистике: избирательный процесс довольно инерционен, население не голосует скачкообразно, несмотря даже на смену политических ориентиров. Избиратель изначально отчужден от политического процесса, он в нем не разбирается, да и не хочет разбираться и участвовать. Большинство голосует за правящую партию, остальные - за кандидатов от других партий.

Дай бог, если треть избирателей выходит на голосование. То есть активность низкая, в пределах несчастных 50%.

Необходимо создать коммуникацию между кандидатом и населением. СМИ, особенно печатные, эту функцию не выполняют: подписка маленькая, тиражи выкупают небольшие. В разрезе какого-либо отдельного округа эффективность СМИ вообще очень низкая. Избиратель в большинстве своем не интересуется активно ни программами, ни личностями кандидатов, ни выборами вообще. По этой причине к дню голосования и появляется шквал листовок, которые до этого не читают — интерес-то может быть почти нулевым! Поэтому главная задача — создание коммуникации в границах определенного избирательного округа под того кандидата, с которым вы имеете дело. Естественно, эта коммуникация создается на его ресурсы и в зависимости от того, чем он занимается, бывают преимущественные условия изначального ресурса, а бывают и непреимущественные. Естественно, руководитель приличного предприятия на территории округа изначально имеет больше преимущественных ресурсов, потому что у него уже есть коммуникационная контактная среда. В основе пресловутой благотворительности, раздачи взяток лежит не подкуп голосов, а формирование тех же коммуникаций.

"Раздать курицу" в надежде на то, что избиратель за тебя проголосует, - один из бытовых мифов, если не сказать - полная чушь.

Потому что в большинстве своем любой гражданин мстит за подачки. Все эти благотворительные акции носят характер не покупки голосов, а установки коммуникаций — это возможность общения. Для установления коммуникационных связей нужно время, потому что никакими деньгами это не компенсируешь. Если коммуникация все же установлена, в этом случае можно с высокой степенью верности прогнозировать победу. Вообще, если есть время и деньги (причем под деньгами подразумевается не покупка какой-то бешеной рекламы, а затраты именно на коммуникацию, создание для этого общественной организации в рамках округа или иные сценарии), то можно говорить о 100%-ной гарантии, даже если кандидат идет не от власти. Но при этом добавляется еще и юридическое сопровождение, чтобы при возможности фальсификации, незаконном отстранении кандидата и подсчете голосов гарантировать правовую защиту. Но на это, как правило, уходит очень много денег. Непредсказуемость и момент игры состоит в том, что не знаешь, кто на этот округ заявится. Неожиданно может появиться кто-то из кандидатов, которых трудно просчитать. Такая тенденция сейчас есть в Омске, а также по всей России, где проходят выборы в Законодательное Собрание и где "Единая Россия" идет через праймериз. Ситуация вообще немного выходит из-под контроля наших правящих бюрократов, и не совсем понятно, как они будут гарантировать прохождение своих кандидатов. Но сейчас для Москвы важнее Государственная Дума, сохранение контроля конституционным большинством, поэтому кого в регионах запихают - это вторично. Хотя Москва утверждает все списки кандидатов, в том числе в Законодательное Собрание. Но я не думаю, что можно разобраться в кандидатурах по каким-то документам, материалам, когда список из претендентов в кандидаты достаточно длинный.

- То есть, условно говоря, формула "Пришел, увидели – победил!" может сработать, и пиар здесь почти ни при чем. Белый. А как влияет пиар черный на избирательную кампанию, вернее, на ее результаты. Легко ли современных избирателей запугать?

- Легко победить можно только в том случае, если на округе не ведется никакой профессиональной подготовки. А вот если кандидаты заранее этим занимались, а потом уже были подвергнуты прямой черной критике, то, как правило, она избирателями не воспринимается, потому что кандидата уже знают, вернее, видели 3, 5, 7 месяцев, а то и целый год. Когда появляется бумажка, повествующая о том, что ваш кандидат с рогами, хвостом и копытами, то, если его знают, это не повлияет на отношение избирателей. Тем более что голосуют не все, а только относительно активная часть, даже если она ангажирована властями. И вот эта активная часть попадает под коммуникации, под контакты. И, как правило, сам "черный пиар" себя дискредитирует: если вы в газете напишете, что у кого-то растут те самые рога и хвост, это не значит, что читатель поверит, даже если это уважаемое издание. Эта дискредитация средств коммуникации привела к тому, что все эти "грязные технологии" малоэффективны.

Важна не доза, не объем, не расцветка, а точность соответствия запросов. Всегда существует общественный запрос, население всегда хочет узнать о чем-то "грязном".

Сейчас это не так актуально, потому что вещь эта довольно тонкая и меняется. Не буду говорить про современность, так как это вещи, о которых не хочется распространяться. А вот лет 8 назад было бы плохо, если бы узнали, что кандидат неверующий, атеист. Не убийственно, но в контексте развития взаимоотношений это давало эффект. В определенный момент "в моде" были педофилы с гомосексуалистами. Педофилия - дело уголовное, а вот тема гомосексуализма только недавно перестала быть актуальной. Опасность "черного пиара" заключается в том, что деятельность кандидата логично совпадает с тем негативом, с которым его увязывают. То есть грамотный "черный пиар", конечно, опасен. Но если вашего кандидата знают, то опасность ниже.

- Давайте вспомним выборы мэра-2010. У Игоря Зуги была довольно-таки агрессивная избирательная кампания, запоминающиеся и своевременные политические лозунги. Некоторые политологи всерьез заговорили о том, что у него есть неплохие шансы на победу, некоторые, напротив, называли его марионеткой в чьих-то руках – дескать, никаких шансов и быть не могло. Миссия Зуги была – оттянуть голоса у главного кандидата? Ваше видение былого?

- Тут надо разделить: мы оцениваем эффективность избирательной кампании или мотивацию участия Зуги — это разные вещи. О мотивации Зуги я не могу говорить, потому что не знаю, что у него в голове. Да и не понятно, что это за задача — оттянуть голоса. Зачем на это тратить деньги, время и силы. А вот что касается технологии, то тут я не согласен, что его кампания была с политическими лозунгами. На последнем этапе кампания носила характер дешевой рекламы, непрофессиональной и оскорбляющей избирателя. Реклама сама по себе (не только политическая, но и коммерческая) вещь очень тонкая. Потому что дешевые и качественные товары все равно будут покупать, даже если их реклама оскорбляет. А у нас очень много коммерческой рекламы оскорбительной. Она потребителя держит, как говорят в Одессе, почти за идиота. Смотришь — придурков показывают: человек радуется новой сковородке или зубной пасте, ведет себя как полный идиот. В политической рекламе избиратель за эти вещи мстит жестче — он может голосовать, а может и не голосовать. Поэтому если ему в ролике скажут "оторви задницу (как, вроде, было у Зуги), иди и за кого-то проголосуй", естественно, избиратель не пойдет голосовать — что это за обращение?! Наоборот, вся политическая реклама должна строиться на уважении гражданского чувства и достоинства и будировать избирателя. Было много этих роликов (Игорь Михайлович — человек умный, это, наверное, делалось не с полного его ведома), там были явные провокации. Например, размещение после 23 февраля билборда: Зуга в мундире военнослужащего Советской Армии с ярко выраженными кавказскими "оттенками". Объяснить такие глупости я ничем не могу. Это была безграмотная политическая реклама, существовала она сама по себе, отдельно. Чем это вызвано, наверное, нужно у Игоря Михайловича спрашивать. Реклама эта была не яркая, а безобразно скандальная, и никакого отношения к кандидату не имела — ни к его установкам, ни к его личности. Я вообще не понимаю, для чего она делалась. Провокация, но зачем — вот это не совсем ясно. А судя по объемам, затраты там были достаточно большими.

- К слову о затратах: журналистов удивил аспект финансовый. Виктор Шрейдер во время предвыборки в общем-то не выпячивался, минимум рекламы (даже меньше, чем у куда менее денежного Зелинского), а избирательный фонд, тем не менее, был самым большим именно у Шрейдера. Как человек, разбирающийся в том, куда кандидату полезно вложить деньги, как бы вы прокомментировали эту странность?

- Так надо было и посмотреть отчет, на что он тратил. Затраты определяются выработанной стратегией. Вы, готовясь к выборам, исходите из ресурсов кандидата, оптимизируете их, вносите сценарий, предлагаете решения. В зависимости от сценария формируются затраты. Это может быть агитация. Я не знаю, доказано ли, что потрачено 120 миллионов рублей на КТОСы. Но КТОСы - это, безусловно, структура избирательной кампании. Не только Шрейдер, но и все кандидаты от власти этой структурой пользовались. Расходы на КТОСы (и подобного рода затраты) гораздо эффективней для коммуникации, чем затраты на прессу. Какой прок тратить 120 миллионов – их на 20 ТВ-роликов хватит, это ноль по сравнению с тем, что старшие по подъезду могут выйти на своих соседей и рассказать о кандидате. Эффективность совершенно несопоставима. Если затраты большие, то это, предположительно, на территориальную агитацию — выйти на избирателя, передать информацию о кандидате. Так как СМИ с этим объективно не справляются, создаются листовки, а иногда - целые издания. Например, "Мэрия и омичи" - в этом издании много проблем со стилем, но сама идея достаточно грамотная, потому что людям надо объяснить, кто такая мэрия. Люди в массе своей слабо разбираются в структуре власти, даже образованные, с высшим образованием (что меня всегда удивляло) смутно себе представляют, кто такая мэрия, кто такой Шрейдер, кто такой губернатор, кто кем правит, какие там выборы.

Это принципиальная позиция — нежелание в политике разбираться, этим гордятся и бравируют. И ничего предосудительного нет в том, что если вы - мэр или губернатор - хотите проинформировать, как работаете.

Задумка такого красочного издания правильна, другое дело, как это было исполнено. Затраты на подобные издания очень большие. Затраты съедает территориальная агитация. Много уходит средств на организацию и проведение тех или иных акций и сценариев — это второй по значимости пункт. В избирательной кампании очень важны информационные поводы и преимущественно даже не для СМИ, а для населения. Кто-то для этого специально свою газету издает, кто-то находит решение через создание общественных организаций. И на эти акции тоже уходят средства. Затраты у кандидата от муниципалитета Шрейдера были выше, может быть, по той причине, что у мэрии-то структура готовая была уже, а Зуге, если он собирался побеждать на выборах, надо было создать коммуникационное поле. Что такое административный ресурс, о котором говорят все время? Если была фальсификация результатов, то это надо обсуждать и доказывать, хотя все равно нельзя набросать бюллетеней, чтобы обеспечить победу. Административный ресурс — это система бюрократических организаций, которая подчиняется руководителю. Так это и есть готовая коммуникация: не надо в газету писать, выступать на телевидении — собрал производственное совещание, разослал депешу — всем явиться завтра в 12.00 (помните, публиковали разные дурацкие телеграммы из мэрии, департамент образования приказы публиковал смешные) — все готово. Ваша бюрократическая структура в городе — готовая структура для проведения выборов. Это и есть тот самый административный ресурс. Достойной оппозицией такому кандидату может стать только подобная структура. Вот сюда затраты все и уходят. Иначе вы своего избирателя не найдете и не проинформируете. Тут нет каких-то особых магических действий, тут вообще чудес не бывает: эти проинформировали своих и вывели, а вы своих не проинформировали и не вывели, вот и проиграли. А на маленьких процентах идет игра в тактику. У нас была очень интересная избирательная статистика. В центре, где проживают работники мэрии, сотрудники правительства, министерств, всегда очень низкое голосование за начальство и "Единую Россию". Потому что мстят за то, что по приказу выгоняют: иди в воскресенье и голосуй, покажи фотографию бюллетеня на сотовом телефоне. За все эти "прелести" и мстят. Даже праймериз, на котором было 5 кандидатов, самое низкое голосование за Шрейдера было в Центральном округе, хотя логичнее было бы наоборот, ведь он же из ЦАО вышел. Это может быть месть мелкого обиженного чиновника, которого "нагнули", а может быть и отношение к стилю руководства того или иного кандидата. За счет этих "штуковин" можно набрать мелкий процент, когда идет борьба с кандидатом от власти.

- Победа Шрейдера 14 марта 2010 года - это была серьезная победа? 65% за него. Вроде неплохо, но собрали на выборы, насколько я помню, около 30% горожан.

- Мы рассуждаем в категориях европейских, цивилизованных и применяем их к нам. Вы говорите: рейтинг, 65%... Но это там, во Франции, это да... А вы исходите из условий избирательной системы при низкой активности. Нужно смотреть не проценты, а абсолютное большинство. Когда 240 тысяч из 900 тысяч избирателей определяют результаты голосования в органы местного самоуправления, о чем можно говорить?

Но ведь это же воля избирателей — это они не идут голосовать, они не хотят в этом участвовать. Не хотят, значит, побеждает Шрейдер. Нельзя говорить, что он всенародно избран, но законно избран — это точно.

У нас вся власть в регионах выбрана не всенародно, кроме президентских выборов. Там у нас ажиотаж, все с радостью идут: "Ура!" Такое развлечение! Потому что Президент — фигура мифическая. Его никто не знает, только в телевизоре видели. Это власть очень высокого уровня, но относится к категории мифологемы — никакого отношения к жизни нас с вами она не имеет. Вообще, голосование за партию власти — это демонстрация лояльности. Как у Жванецкого (у него бывают очень точные в этом плане формулировки): "С властью у нас общественный договор: они нас не трогают, и мы их не трогаем". И в этой системе взаимоотношений каждый живет сам по себе. Ну, нужен вам этот Президент — мы проголосовали, отстаньте от нас. И голосование за первых лиц — это тоже демонстрация лояльности. Никакого глубокого понимания, оценки личности там нет, не говоря о дежурных фразах. Но у нас это форма социокультурных отношений — общее вранье присутствует не только у власти, но и самого народа: приличные люди, профессионалы, а в голосовании не участвуют, не разбираются, кто кому депутат и кто стоит у власти. Это с одной стороны страшно, а с другой объективно. Мы имеем ту власть, которую заслуживаем. Чему тут удивляться? Это мы сами! Но нельзя забывать, что наша избирательная система, особенно в период путинского режима, была направлена на деградацию и дисквалификацию избирателя. Это и отмена порога явки, и графы "против всех". И, видимо, на выборах 4 декабря "Единая Россия" будет за это расплачиваться. Мы видели голосование регионов в Заксобрание, где "Единая Россия" упала ниже 20%, потому что сейчас имеет место протестное голосование.

Население недовольно существующей политической ситуацией в стране. И не надо связывать это с экономическим кризисом. Просто в этой стране жить скучно, тоскливо и неинтересно.

Этот социокультурный фактор всегда отмечался философами, публицистами во всех странах. Наше же технократическое правление никак до этого дойти не может, и поэтому не понимает. И вот этот ход с "Народным фронтом" - глупость с точки зрения запада, но неглупо с точки зрения технократов. Знаете, в чем фишка "Народного фронта" с привлечением 50% общественников? Суть в том, что "Единая Россия" условно уступает 50% места общественным организациям. Общественные организации - филателисты, рыболовы, любители космоса - это люди с активной социальной позицией, то есть они с кем-то контактируют, не сидят дома, куда-то ездят. И если кого-то из них запишут 100-м в список Госдумы или 80-м в Заксобрание, то понятно, что шансов у него не будет. Но зато он активно встанет в ряды голосующих.

А ведь жена дома обязательно скажет: "А вдруг, Ваня, это произойдет!!! Вдруг 99 человек уйдут, и ты будешь у меня в Госдуме".

И на этот запрос общественность реагирует. Такая техническая сторона кривенько-косенько, но имеет место быть в "Народном фронте", и она взбаламутит активность и поднимет голосование за правящую партию. Именно из-за того, что лидеры попадут в этот список, пусть и не на лидерские позиции. В этом смысле мысль чугунная, технократическая, но верная.

- Говорят, что сейчас любые чиновничьи должности покупаются. Не так давно в одном из интервью экс-спикер ОГС Александр Цимбалист намекнул, что знает наверняка, будто мэр купил свою должность в столице. Слышали ли о чем-либо подобном Вы?

- Сплетни говорить я не буду. По моему мнению, то, что Шрейдер заплатил, это глупости. Уровень коррумпированности Кремля, в моем понимании, таков, что те суммы, которые мы называем деньгами, не их категории, не тот уровень. Я не понимаю, что такое - дать взятку Кремлю. Трудно представить, чтобы мэр миллионного города повез в Кремль страшную взятку в полмиллиарда рублей. Это просто смешно. Ведь что такое для Кремля, даже для мелкого чиновника 500 миллионов рублей? Это несерьезно. Другое дело, что партии практически открыто продают места в партийный список. Жириновский об этом чуть ли не в СМИ говорил. Эта практика есть, об этом все знают. Суммы называют разные, в зависимости от места. Бюджета на избирательную кампанию в регионах нет. Поэтому региональным отделениям дают право вносить в список первым или вторым номером предпринимателя или чиновника, который занимался финансированием всей избирательной кампании. Это повальная практика по всей России. Я присутствовал на таких сделках в других регионах - при мне давали деньги за включение в партийный список.

- Какова роль политтехнолога в процессе избирательной кампании. Кто он кандидату: соратник, начальник или, наоборот, буквально обслуживающий персонал? И какие отношения остаются после выборов? Нужны ли политтехнологи кандидату, ставшему народным избранником?

- В принципе везде все по-разному. Но нормальный профессиональный политтехнолог - это, конечно, консультант, который выбирает стратегию и фактически руководит избирательной кампанией. С большинством моих кандидатов – не только омских, но и их других регионов, у меня соратнические, дружеские отношения. Но тут как выстроишь, ведь кандидат - это человек. А есть кандидат в Омске, с которым я работал, но больше не контактирую и не очень об этом сожалею. Мне человек неприятен, и, может, я ему не очень приятен. Политтехнолог выдает конкретные решения, как действовать по ходам. Я не очень люблю рассказывать, что я политтехнолог, это пошло еще с 90-х годов. Я знакомлюсь по рекомендации, мы не даем рекламу: "Приходите к нам на выборы".

Я не имею дело с кандидатом, который не является личностью. Если человек располагает не своим финансовым и административным ресурсом, я, как правило, отказываюсь. Не беру во внимание уголовников, радикалов, фашистов, они и по жизни такого маргиналистского типа. Важно, чтобы с человеком был контакт.

Должно быть видно, что он тебя понимает. Бывало, что я кого-то не мог понять: о чем он говорит? Поэтому очень важно, чтобы отношения были деловыми, нормальными и адекватными. С этим проблемы. В основе всего лежит коммуникация, которая определяет взаимоотношения со штабом и кандидатом, а также саму избирательную кампанию и результат. Тут еще важно, чтобы ваши рекомендации были адекватны и органичны кандидату, потому что стандартных методов нет. Есть куча политтехнологов, с которыми я не люблю ассоциироваться. Бывают такие, что платишь и дают листок, где написано, как выиграть выборы. Реклама "Оторви задницу и проголосуй" была не органична Зуге. Надо прекрасно знать материал: читать его биографию, публикации. На Алтае был случай: за один раз меняли состав всего Городского Собрания в небольшом городе. Нужно было провести 17 кандидатов, но были время и деньги. При знакомстве попросил написать автобиографию, чтобы стало все ясно. И один написал такую фразу (никогда не забуду): "Я родился, учился и женился в 1961 году". Самая характерная форма социального заболевания, когда люди не видят, что пишут, стесняются того, что записали. Написали в ежедневнике дела, а читать его стесняются. И когда говорят, не знают, что говорят: мысль в голове совсем другая. Есть такая неадекватность, к сожалению. Это же пусть легкое, но нервное расстройство, которое в России достаточно массово. И это проблема работы с избирателем и читателем: в статье написали одно, а народ воспринимает по-другому, и даже заголовок не помогает, а наоборот даже дезориентирует. И вы вроде говорите об одном, а аудитория ваша восприняла по-другому. Здесь очень важно не ошибиться в написании речей, спичрайте. Речь должна адекватно восприниматься избирателями. Именно поэтому очень трудно работать в других регионах, где есть своя специфика.

- Избирательные кампании Омска, существенно ли они отличаются от других городов? Вообще, сильна ли территориальная специфика. Ваши многолетние наблюдения, какие политтехнологи предпочитают омичи, желающие попасть в местное самоуправление?

- Конечно. Территориальная специфика носит культурологический характер, ее нужно всегда отслеживать, для этого и нужно время. Иначе все ваши фантазии сродни тому листочку, где записан алгоритм победы на выборах. Нужны же люди, которые будут участвовать в избирательной кампании. А как их найдешь, если не знаешь, например, какая в городе популярная актриса, какая группа, кто на слуху, какие вульгаризмы используются местным населением. Очень часто географическое понятие не отвечает административному, а для населения это очень важно, важно в тексте обращения политической рекламы.
Специфика ведения избирательных кампаний в Омске определяется возрастающим влиянием Интернета. Нынешним летом интенсивность интернет-чтения растет, причем она уже выше, чем чтение прессы. Читают Интернет уже и пенсионеры, число пользователей растет, как на дрожжах. Причем "прорвало" летом прошлого года. Тут можно долго рассуждать, искать причины, но это факт. Проблема в том, что Интернет не локализуется в рамках избирательного округа. Если можно было бы локализовать пользователей (и несколько идей уже есть), то можно было бы использовать эту новую прекрасную, технически более совершенную форму.

Но "ботов" уже все позаводили - и мэрия, и правительство в том числе, судя по форумам.

Некоторые конкурирующие компании пытались в Интернете друг друга опарафинить. Но население на это не реагирует. Население у нас, даже воспринимая информацию, не обязательно дает на эту информацию отзыв, и уж тем более не всегда полученная информация может служить мотивом поступка. Строго говоря, вы можете рассказать избирателям, что вот этот кандидат - страшный гомосексуалист, бандит, убийца. Но это не значит, что избиратель, который все это воспринял и понял, проголосует против. И это действительно так, потому что структура голосования не всегда связана с моральной оценкой кандидата. Гораздо важнее то, насколько он адекватно соответствует мысли, за что я за него проголосую, почему мне это выгодно, а это совершенно не связано с моралью. Можно голосовать "по-приколу", как это делает молодежь, да и то уже редкость, потому что даже у молодых есть небольшие, но мозги. Нужно аргументировать, почему я должен за него голосовать. И это не связано с тем, что кандидат кривой-косой и у него три ноги.

- Можно ли говорить об эволюции политтехнологий хотя бы за последнее десятилетие?

- Скорее не об эволюции, а о деградации. С этим я согласен. Но так это общеизбирательная система деградировала – и деградировала и политтехнология. В декабре будет повеселее, потому что будет протестное голосование, потому что царствующая власть, господствующая, сама понимает, что не очень все у нее получается, уже нет такого доверия к правительству премьера Путина, нет лояльности к региональной власти. Новые возможности порождает и принцип допуска – чтобы больше партий было представлено в местных парламентах. И уже контролировать, как в 2007 году, когда практически шаг влево, шаг вправо – так, наверное, не получится. Есть все признаки того, что сейчас может победить кандидат даже без поддержки административного ресурса. У нас одномандатное голосование осталось только одно – в Заксобрание, а в ОГС – уже будет по партийным спискам. А голосование за партии - это вообще отдельная тема, требующая дополнительного разъяснения.

- Как Вы охарактеризовали бы намерения ОГС судиться с ЗСОО? Почему городских депутатов пугает перспектива выборов по партийным спискам? И какая избирательная система – пропорциональная или мажоритарная – все-таки более жизнеспособна? Ваше мнение и Ваши прогнозы. 

- Там не судиться, там менять Устав надо. Юристы должны детально во всём разобраться. Если изменения в устав города приняты не будут, то возможен даже роспуск Городского Совета. Логику этих событий я не знаю, поэтому более развернуто ответить не могу.

- Сейчас же ставят вопрос о дискриминации…

- Дискриминации чего?

- Депутатов Омского городского Совета.

- А, в смысле, что заставили?? Так это в России нормальная практика - все согласно закону. Это законы надо менять, если они такие дебильные. У нас местное самоуправление урезано. Вы можете себе представить, чтоб Ассамблея Штата будет влиять на их муниципальное собрание: "Вот этого не надо, вот это уберите". В чем, кстати, мощь Америки, почему она за 200 лет стала гигантской супердержавой? Дело именно в местном самоуправлении. То есть не только в правах личности, но и в праве территории на местное самоуправление. А все тоталитарные режимы или близкие к ним авторитарные – это как раз урезание прав – личности и территорий. Поэтому наше местное самоуправление в полном объеме не является самоуправлением. Но тем не менее, какое есть. С моей точки зрения, Городской Совет должен состоять как раз из неполитических кандидатов. Во Франции в местное самоуправление вы можете выдвигаться от политической партии и выдвигаетесь, но если побеждаете, то приостанавливаете членство в партии, потому что вы занимаетесь хозяйственными, коммунальными проблемами, и "ангажированность", принадлежность к какой-либо партии противопоказана демократии. У нас все с точностью, да наоборот. Это неправильно, это неверно, это противоречит всему человеческому опыту, но тем не менее, так бюрократам через партийную систему легче осуществлять контроль за муниципальными и региональными парламентами - у нас ведь все время заботятся о том, чтобы наше великое государство не развалилось. Только не совсем понятно, зачем так мучиться и зачем это надо, если это таких затрат требует – но это у нас такая идея-фикс.

Да какая мне разница, как попадает депутат в Горсовет? Мне важнее, чтобы была процедура отзыва, чтобы я каждый день имел возможность его носом ткнуть, спросить, почему у нас, например, междомовые проезды не заасфальтированы.

А получается, что все институты власти, конституционно-демократические, распыляют ответственность перед населением. Когда начинаешь выяснять, кто тут виноват, одни говорят - областное правительство, другие - федеральное правительство, третьи – муниципалитет, а депутаты тут вообще ни при чем, они какие-то решения принимают ни о чем. Кого ни спроси сейчас на улице, что вы знаете о Горсовете, чем он занимается. Никто не знает. Так это местное самоуправление, по идее они должны принимать решения, чтобы завтра цветы стали "цветнее", листья зеленее! А мы даже знать не знаем, какие они там решения принимают. Депутат в этом смысле - фигура мифическая: никто не понимает, зачем он нужен. Депутат, между тем, это объект для обращений, который может дать денежку или не дать, помочь – не помочь. Все, это такое лобби. У нас отсутствует связь между процессом принятия законодательного акта и населением. Сказанное не относится к тем законодательным актам, которые связаны с дотациями, подачками, льготами и прочее, это более-менее выучили. А вот что такое принятие ОГС решения, начинающегося словами "Об уточнении порядка…" - понять невозможно. С точки зрения обыденного бытового сознания, я имею в виду. Таким образом, если мы хотим развитое местное самоуправление, то ответственность депутатов, мэра должна быть персонифицирована, и должен быть механизм, при котором население может поставить вопрос об импичменте и т.д. Американец в среднем голосует до трех раз в месяц на референдумах. Пример: в городе мэр предлагает построить маяк - голосуем. Будем открывать новую школу, для этого нужно скинуться еще по баксу к местным налогам - голосуем. Проголосовали - скинулись, не прошло - не скинулись, школы новой нет. Хотим больницу - голосуем, нет - не голосуем. Поэтому там нет такой страшной бюрократии. Вот пример, Сан-Матео - город в Калифорнии, недалеко от Сан-Франциско, население 250 тысяч человек, мэрия состоит из 8 человек. Пять депутатов, пятый депутат – он же мэр, причем в лавке торгует, так как не освобожден, две секретарши и олдсмен, который с палкой ходит. И то, это больше – дань традиции. И так вся Америка.

Спрашиваю: "А где у вас департамент экономического управления, где казначей?" Отвечают: "А зачем он нужен-то?" - "А как вы бюджетом оперативно управляете?" - "А зачем им управлять?" И там узнаешь такие вещи, что понимаешь, что действительно, мы идиоты, потому что все проще пареной репы!

Если мы здесь живем вместе, то можем договориться, проголосовать - хотим новую дорогу, значит, надо скинуться населению по 10 долларов. Причём скидываемся и платим не в муниципалитет, не в казначейство, а сразу той строительной компании, которая выиграла конкурс-подряд и которая эту дорогу построит. Это наше понимание, наша структура, но нам с детства мозги загадили про великую страну. А мы, наоборот, государственные и социальные уроды. У американцев было еще одно преимущество — они сами устраивали свою жизнь. Преступникам, убийцам, политэмигрантам на новой земле нужно было научиться договариваться между собой.

У них был "кольт", а "кольт" — это высокая гражданская ответственность. Они могли застрелить и "плохого судью", которого выбирали, и "плохого мэра". Мэры сразу становились хорошими, и отношения между людьми выстраивались на принципах уважения, потому что если я вам нахамил, то вы меня можете взять и застрелить.

Ничего смешного в этом нет. На памятнике полковнику Кольту можно прочитать такие слова: "Бог создал людей свободными, а полковник Кольт сделал их равными". Именно Кольт и обеспечил скачок муниципального развития, свободу личности и экономическое благоденствие США. Да, у них есть бюрократия, но она ни в какое сравнение с нашей бюрократией не идёт. Государство выказывает уважение населению, потому что населения — вон сколько, и лучше своих граждан не обижать, иначе, условно говоря, пулю в лоб получишь. Поэтому все авторитарные государства как огня боятся права ношения личного оружия: "Нашим дуракам дай, они всех перестреляют!" Правильно, всех перестреляют, но зато возникнет ответственность. Тогда и полицейскому будет страшно с вас взятку брать. Вот травматическое оружие, повсюду крики-визги: "Надо запретить!" Поэтому и мужики у нас такие, и замуж выходить не за кого, это же вещи все взаимосвязанные. Нельзя эти модели, нельзя их слова и термины к нам применить, иначе получается бессмыслица. У нас нет свободных демократических выборов, у нас нет всенародно избранных муниципалитетов, у нас нет всенародно поддерживаемой власти и т.д., и т.п. Другое дело, что у нас есть шанс пойти по демократическому пути (уже 500 лет как так и есть) и авторитарно-бюрократическому, который нас постоянно подавляет. На одни грабли 500 лет наступаем.

- Перемен не предвидится?

- Почему же? Экономически уже невозможно управлять по-прежнему, потому что кризисы переживаем постоянно: и в 1917-м, и 1991-м, и сейчас. Экономическое развитие все интенсивнее, рынок не может развиваться с несвободными гражданами. В азиатской модели (Китай, например) это возможно, там минимум политической свободы, но полная экономическая свобода от бюрократии. Там имеет место принцип "сиди и не вякай", но зато на рынке ты развиваешься. Там переходят к политической демократизации, но сначала - экономический подъем в условиях авторитарного управления и жёсткого контроля за уголовщиной, как, например, это происходило в Сингапуре и Корее. После создания всех экономических условий начинаются дальнейшие уступки бюрократии в предоставлении политических свобод. А у нас власть и собственность — тождественные понятия. Если я начальник, то я и собственник своей и вашей квартиры. Кто-то за нас решает: какие квартиры строить, курить - не курить в общественных местах, пить - не пить пиво.

Некто ОН рассказывает, как нам дальше жить. Женщинам этот патернализм нравится: государство должно заботиться – я вот родила – мне денег дали, еще – еще... Рожу снова и землю дадут. А еще, желательно, мужикам пить запретить и оружие не давать, и чтобы 18-летних чад в ночные клубы и поезда не пускали, а в самолеты – только с маминым сопровождением. Вот такие законопроекты в Госдуме вертятся.

Но самое главное, что ни при моей жизни и, боюсь, что ни при вашей мы ничего приличного не увидим. Потому что не бюрократы воспроизводятся, а мы их воспроизводим и садим себе на шею. В 90-е годы бюрократия была запуганная, забитая палками. А к середине 90-х бизнесмены берут в зубы денежку и несут к местному начальнику, начинают договариваться. И все по-новой, как сейчас помню. Противно, конечно. Современная экономическая интеграция не позволяет давить политическую и экономическую свободу одновременно. Вот Медведев и заговорил о модернизации. Мы же не создали ни одного конкурентного продукта. Пока сырье есть, а к 2025 году, по прогнозам даже пессимистов, потребность в нефти и газе упадет. И что тогда нам делать? Доходы от продажи сырья до 2025 года обеспечат деньгами наших детей и внуков, а в будущем? Сама по себе российская бюрократическая природа не способна ни к инновациям, ни к модернизации. Все сводится к одному: жесткая вертикаль власти, подавление любой инициативы сверху донизу и мобилизация всех ресурсов на какие-либо задачи. Сейчас мы уже не мобилизуем. Только палкой или автоматом, но боюсь, что уже даже на войну не позовешь. Пора что-то, наконец, менять в практике государственного управления.



Власть // Ваш Ореол. 2011. 08 июня. № 23

ПРОДОЛЖАЮТСЯ пляски областной власти вокруг собственного имиджа. Некая фирма предложила бренд Омской области в виде медвежьей лапы. Получилось нечто вроде карикатуры - медведь ведь символ партии власти «Единая Россия». Но лапа - не весь зверь, к тому же мы живём в степном регионе, где медведь не обитает в массовом порядке. А потому бренд получился какой-то несерьёзный. Хотя денег на его заказ, как всегда на имиджевые штуки, областная власть отвалила немалые.

ТО ЕСТЬ ЛАПУ с первого раза не утвердили и отложили принятие бренда на несколько месяцев. Зато объявили конкурс на туристический бренд региона. Начальная стоимость контракта тоже была нехилая - 3,4 миллиона рублей. Если вспомнить, что Омская область - одна из беднейших в Сибирском федеральном округе, что единственное богатое предприятие с согласия Леонида Полежаева, царящего в области уже третий десяток лет, основную долю налогов платит в бюджет Северной столицы, то имидж и есть главная забота региональной власти. Если больше ничего, кроме вечных мечтаний и обещаний, эта власть предъявить не может.

НО ЗА ПРАВО СТРОИТЬ потёмкинские деревни, коль за них платят миллионы, идёт нешуточная борьба. Вот и один из участников конкурса на разработку туристического бренда области - ООО «ГЭПИЦентр-2» пожаловался в антимонопольное управление. И жалоба вызымела эффект: конкурс на туристический бренд отменили! О чём стало известно на прошлой неделе. Между тем очередное действо по продвижению имиджа грядёт: практически достроен суперсовременный павильон для выставки вооружений. Если хлебом омская власть народ досыта снабдить не в состоянии или не имеет такого желания, то со зрелищами у нас всё в полном порядке. Не беда, что экономический выхлоп от выставки вооружений, мягко говоря, небольшой, что омская оборонка по-прежнему лежит на боку.

ЧТО КАСАЕТСЯ бренда, то ни одна из областей России не додумалась взять в качестве символа часть тела какого-либо животного, все брали зверей и сказочных героев целиком. Ульяновская область приватизировала Колобка, Кировская - кикимору, Великий Устюг - Деда Мороза, Кострома - Снегурочку. Уже составлена карта сказочных символов городов России. В плане дележа сказочных символов Центральная Россия обогнала Сибирь, 21 регион уже избрал для себя символы. Самой густонаселённой сказочными героями оказалась Ярославская область, где жители городков избрали символами Алёшу Поповича, Курочку Рябу, Щуку и Емелю, Бабу-ягу.



Митьковская А. В Омской области отказались  от туристического бренда // Коммерсант (региональный выпуск). 2011. 02 июня

Власти Омской области решили повторно не объявлять конкурс на разработку туристического бренда региона. Об этом вчера „Ъ" сообщила советник главы областного министерства по делам молодежи, физической культуры и спорта Ирина Раннинен. «Разрабатывать параллельно два бренда неправильно. Сейчас московское агентство «Международный пресс-клуб. Чумиков PR и консалтинг» разрабатывает территориальный бренд региона, туризм там тоже будет представлен», — сообщила чиновница. Напомним, в марте текущего года конкурс на разработку туристического бренда Омской области выиграло местное ЗАО «Информационно-консалтинговая компания „Универсал-Информ"». Консалтинговое агентство готово было разработть бренд за 1,15 млн руб. (максимальная стоимость госконтракта составляла 3,368 млн руб.). Однако 1 апреля комиссия омского управления Федеральной антимонопольной службы (УФАС) России по жалобе одного из участников конкурса, ООО «ГЭПИЦентр-2», отменила его итоги. УФАС сделало вывод, что в конкурсной документации отсутствовали сведения об объеме выполняемых работ, а в проекте госконтракта не установлен порядок, по которому заказчик должен принять их, не указаны были и требования к качеству. Кроме того, антимонополыцики посчитали, что конкурсная комиссия должна была не допустить к участию в конкурсе его победителя «Универсал-Информ», поскольку заявка компании не соответствовала требованиям документации.



Балановский С. Кризис и мы // Аргументы и факты в Омске. 2011. 11 мая. № 19

Как изменилась наша жизнь за последние два года? Ежеквартальный опрос ГЭПИцентра-2 наводит на интересные мысли по этому поводу.

Так, исходя из ответов опрошенных, за последние два года на прежнем уровне осталась численность богатых - 3,3% и среднего класса - 23,3%. При этом богатые располагают не менее чем 40-60 тыс. руб. месячного дохода, а «середняки» порядка 25-40 тыс. руб. Однако заметно выросло число сверхбогатых омичей: если в 2008 году было только 14 наших земляков с ежегодным доходом более 10 млн руб., то сейчас таковых 215. Причём впервые в Омске появились три миллиардера.

За последние годы никаких подвижек не наблюдается среди низкообеспеченных, которых в Омске порядка 40% с их доходом 18-25 тыс. руб. Самая стабильная группа населения. Можно порадоваться за пенсионеров, их среднее содержание государству в 2008-м обходилось в 5 870 руб., сейчас же - 8 140 руб.

Более всего кризис отразился на тех, чей подушевой доход ниже 6 тыс. руб. в месяц. Раньше их было 18,6%, сейчас стало 29%, то есть практически каждый третий омич. Впрочем, как и по всей России.



Путинцев подарил Дрягину скульптуру и рупор // Бизнес курс. 2011. 27 апреля. № 15

22 апреля Вадим Дрягин, директор компании «ГЭПИЦентр-II отметил свое 50-летие в ресторане «Сенкевич».

Именинник утопал в цветах, подарках и поздравлениях «минут так на 40». По этому случаю один из гостей Юрий Шушубаев впервые в жизни сам пошел в магазин выбирать подарок, ведь «Дрягин, сволочь такая, обвинит во всех грехах, если что-нибудь не то подарю». Результатом его признания в любви стал современный гаджет. А креативные короли мусора Виталий Путинцев и Дмитрий Мельников («Чистый город») подарили имениннику скульптуру из жестяных банок и рупор, чтобы «вождя всегда было слышно». После каждого тоста гости исполняли обряд «щечка-макушка»: кто желал юбиляру счастья и здоровья - поднимал рюмку на уровне щеки. А кто не скупился на пожелание денег и успеха - на уровне макушки. От щедрости г-н Шушубаев поднял фужер выше макушки и поставил его себе на голову.



Миронова О. Вадим ДРЯГИН, директор ООО «ГЭПИЦентр-2»: «Мы наблюдаем безусловный крах бренда «Единой России» // Коммерческие вести. 2011. 20 апреля. № 15


Результаты мартовских выборов текущего года, где партия власти в отдельных регионах России едва дотянула до 40%, по мнению политологов, указывают на резкое падения авторитета «Единой России» («ЕР»). Протестное голосование набирает обороты, и в ряде регионов этим не преминула воспользоваться оппозиция, выступив единым фронтом с лозунгами: «Голосуй за кого угодно, только не за «ЕР»!» За ходом избирательных кампаний наблюдал директор ООО «ГЭПИЦентр-2» Вадим ДРЯГИН, который по возвращении в Омск поделился своими впечатлениями с обозревателем «КВ» Оксаной МИРОНОВОЙ.

- В марте прошли выборы в ряде регионов России. Каким образом вы участвовали в них?-Я присутствовал в качестве наблюдателя на выборах в Законодательное собрание Оренбургской области.

- И там вы наблюдали тенденцию, которую назвали крахом бренда «ЕР»?-Это безусловный крах. И не только в Оренбурге, но и в целом в России. Падение результатов голосования на отдельных округах было сокрушительным. Другая тенденция: оппозиционные партии – КПРФ, «Справедливая Россия», ЛДПР объединились и шли с лозунгами: «Голосуйте за кого хотите, только не за «ЕР»!» Идет открытая критика и со стороны населения. Прошедшие выборы совпали с ростом тарифов на коммунальные услуги. Плюс неграмотное поведение самих представителей «ЕР».

-Т о есть позиционирование лидерства на фоне общего экономического спада?

- «ЕР» не признает своих ошибок. То есть власть не только наглая, но и беспардонная. Ну если вам действительно не удалось реализовать один или другой проект – признайте это!

- Какие лозунги выдвигались?

- Все те же. Это заявления о каких-то стратегиях до 2020 года, о всеобщем подъеме. Рассказ о том, что мы все время находимся на взлете и скоро взлетим еще выше, -  это явная безграмотность и со стороны политтехнологов «ЕР», и со стороны правящей бюрократии. Продолжается демонстрация того, что за 10 лет мы построили столько-то садиков, домов, дорог. Население это не воспринимает как заслугу партии «ЕР». Потому что это функциональные обязанности чиновников. Демонстративное сжигание партбилетов в ряде регионов – это также показательные события последних двух лет. Идет в чистом виде протестное голосование. А так как в нашей избирательной системе главы «против всех» нет, то эти голоса вываливаются на другие партии.

- И кто откусил от пирога «ЕР»?-

- Если брать Оренбург, то распределение примерно равномерное между ЛДПР и КПРФ. Где-то больше получала «Справедливая Россия». Но голосуют не за КПРФ или ЛДПР. Голосуют против «ЕР».

- Что принципиально нового в этой тенденции, если, как вы сами говорили, «ЕР» никогда не была партией? Она всегда воспринималась населением как группировка бюрократической верхушки. Что изменилось?

- Население начинает просыпаться. В России население отчуждено от избирательной системы. У нас гражданин в общем-то избирателем не является. Он не изучает политические программы, не участвует в общественных дискуссиях. Я знаю, что программы политических партий в аппаратах этих партий далеко не все читают. То есть даже члены партий не утруждают себя необходимостью разбираться в своих программах.
Поэтому голосование носит условный характер. Активность избирателей еле дотягивает до 50%. В этом смысле показателен опыт Архангельска. В октябре 2009 года там проходили выборы в горсовет. Так вот позиция городского отделения «ЕР» заключалась в том, чтобы всячески не информировать население о предстоящих выборах. Было два маленьких билборда на задворках города. Перед голосованием менялась дислокация избирательных участков. В итоге активность избирателей составила 18%. За «ЕР» – 70%! То есть голосовать пришли только чиновники. Такая же тенденция наблюдалась во многих других регионах, например в Якутии. При низкой активности выводятся только свои – вот чистая модель ряда кампаний «ЕР». Отчужденность избирателя помогает побеждать тем, кто более организован. Плюс пресловутая подтасовка результатов.

- То есть до недавних пор им достаточно было административного ресурса, голословных заявлений и подтасовок, чтобы набирать нужные проценты. А сейчас уже нет?

- Подтасовки и прочие манипуляции добавляют максимум 20%. Это не определяет результат. Все-таки голосование за «ЕР» до недавних пор было демонстрацией лояльности действующей власти. Людям нужна была стабильность. Это следствие перелома, который произошел на рубеже столетий, когда мы вышли из 90-х годов и так долго и много кричали о вертикали власти, наведении порядка в нашем любимом отчестве, что доорались до того, что бюрократы получили абсолютную власть. И если в 90-е годы молодежь еще мечтала стать бизнесменами или художниками, то теперь пик карьеры – это высокий статус бюрократа. Выросло новое поколение людей, которым немного за 30 и которые даже не подцепили советских идеологических норм и традиций авторитаризма.

- Но и новыми традициями не напитались.

- Да, поэтому возникла политическая пустота. Ее, слава богу, не заполнили националисты. Как раз потому и не заполнили, что население не участвует в политике, в процессе развития гражданского общества.

- Не верит в то, что можно что-то изменить посредством выборов.

- Это неверие во многом -декларация. В этом смысле население право, потому что наша избирательная система не предполагает функции представительства депутатов. Если в горсовете депутат хоть как-то еще представляет свою территорию, то на уровне Законодательного собрания субъекта Федерации вообще об этом речи не идет. Депутат – это вечная «просилка». К нему ходят, когда совсем плохо: кто денег попросит, кто коляску. Никто от депутата законодательной инициативы не требует. Хотя конституционно депутаты являются инструментом нашей гражданской воли. А у нас практически весь план законодательных работ готовит исполнительная власть. Главная забота бюрократов о сохранении собственного представительства привела к тому, что они всю избирательную систему изуродовали до невозможности. Отменили порог явки, голосование против всех.

- Вводят институт сити-менеджеров. Губернаторов уже назначают, теперь у нас под губернаторами будут мэры.

- Бюрократы с удовольствием отменили бы муниципальную власть. Но дело в том, что это один из критериев, по которым наше государство еще относится к демократическим. В противном случае по многим международным нормам мы подпадем под соответствующие санкции. Поэтому местное самоуправление никто ликвидировать не будет, я в этом уверен. Оно у нас забюрократизировано, запугано, поставлено в прямую зависимость от субъекта Федерации, но тем не менее как институт существует. Что касается сити-менеджеров, то это нормальная практика. Там нет процесса ликвидации демократии. Эта форма управления в России действует еще с 1996 года. Сити-менеджера берет на работу по контракту горсовет, и он занимается исключительно тем, что выполняет функции исполнительной власти. Функции принятия нормативных правовых актов полностью уходят в горсовет. А сейчас у нас как в Омске получилось? Перераспределение компетенций между мэром и горсоветом.

- Проекты в горсовет вносит администрация, решения подписывает мэр.

- Не понятно, например, почему установление тарифов на проезд в муниципальном транспорте отдали горсовету. А в случае с сити-менеджером все ясно – он занимается вопросами городского хозяйства. Нечего в этом страшного я не вижу. Другое дело, чтобы горсовет был действительно демократичным. Поэтому процесс оппозиционного протестного голосования, который идет по России, очень важен. Экономический кризис, конечно, обострил ситуацию. Но народ-то не за колбасу и не за цены поднимается. Один из японских политологов назвал это «бунтом сытых». Люди не могут жить в авторитарном режиме просто потому, что там скучно. И даже когда очень много нефти и пирожков с мясом, все равно ото сна надо просыпаться. И этот процесс сейчас идет. Теперь вопрос в том, как наша власть начнет из этого выкручиваться.

- И как, по-вашему, она будет выкручиваться? Подогреет интерес избирателей игрой в противостояние ПУТИНА и МЕДВЕДЕВА?

- Трудно об говорить, потому что у нас нет достоверной информации. Ни одно из федеральных СМИ эту тему емко не освещает. Конечно, активность на президентских выборах будет высокая. Но она у нас всегда стабильно высокая. Потому что это безответственное голосование. Прямая связь моего голосования и факта избрания президента -эфемерна. А когда голосуешь за депутата горсовета, то нужно читать, думать: за Иванова или за Сидорова. У нас отвыкли от этого. Поэтому архангельская модель на местных выборах, когда при низкой явке на избирательные участки приходят чиновники и голосуют за «ЕР», при существующей тенденции протестного голосования для «ЕР» более удобна.

- В Омской области аналогичная тенденция?

- У нас такого обвала и гибели бренда «ЕР», как на прошедших мартовских выборах, не будет.

- Война губернатора и мэра не повлияет на это?

-Если ШРЕЙДЕР не выйдет из игры, то на выборах в Законодательное собрание и городской совет будет больше предложений со стороны кандидатов. Потому что они будут идти, опираясь на два противостоящих управленческих центра.

- А население на это противостояние как отреагирует?

-Население будет участвовать с большей активностью и с большим интересом, потому что каждый кандидат будет вести свой электорат. Конфликты чиновников – не всегда однозначное зло. Единственное спасение в авторитарном обществе – это как раз схватка административных группировок. В этих условиях начинают развиваться институты, возникают разные точки зрения, конкуренция. У нас сейчас в Омске хорошо работает прокуратура, муниципалитет. Органы власти стараются демонстрировать свое предназначение.

- Многие депутаты горсовета заняли выжидательную позицию – ждут исхода «войны», чтобы определиться, на кого опираться в будущей избирательной кампании.

- В последнее время в лагерь губернатора перебегает все больше депутатов. Такая тенденция есть. И не только депутатов, но и бизнесменов, которые были ориентированы на муниципалитет.

- В чем причина нерешительности местного отделения «ЕР» в вопросе исключения мэра из партии? Не могут договориться наверху?-Другого объяснения нет. Решение регионального отделения в любом случае должен утверждать Генсовет партии.

- Получается, что ни мэр, ни губернатор не имеют сегодня достаточно сильных позиций в центре, чтобы пролоббировать свои интересы?-Я думаю, что в череде общих проблем, стоящих перед Россией и перед Кремлем, конфликт омского мэра и губернатора занимает незначительное место. Там просто всерьез этим не занимаются.

- Придется, видимо, заняться перед выборами.

- У них пока негативный результат везде, где «ЕР» идет единым бюрократическим аппаратом. Продолжают побеждать только одномандатники от «ЕР», которые имеют ресурсы, деньги, влияние. И если они профессиональные менеджеры, то пять лет не сидели на месте, а работали на округах. Большинство единоросов-одномандатников в регионах сохранили свои мандаты. Считать это партийной заслугой нельзя. Именно они во многом вытянули «ЕР». Если в Оренбурге убрать одномандатников, то результат голосования за «ЕР» упадет значительно.

- В этом смысле введение смешанной системы выборов в горсовет – проигрышный вариант, потому что половина кандидатов пойдет по партийному списку.

- Я слышал, что есть предложение сделать выборы в горсовет полностью по партийному списку. Это потрясающий проект! Муниципальное право наоборот надо освобождать от политики, потому что вопросы городского хозяйства не могут рассматриваться с точки зрения политических позиций.

- Зато выборы по партийному списку – это гарантия подконтрольности горсовета. Депутаты, избранные от партии, входят во фракцию, исключение из которой влечет за собой потерю мандата.

- Это с одной стороны. А с другой стороны, при условии, что сейчас популярность «ЕР» падает, проводить выборы только по партийным спискам -большой риск.

- По вашим оценкам, много депутатов сохранят свои мандаты?

- Подготовка к выборам в горсовет и Заксобрание идет с прошлого года. Многие предприниматели этим уже вовсю занимаются. Это и точечная работа с избирателями, и согласование кандидатур. Одномандатный округ дает депутату независимость от фракционного членства, независимость депутатского мандата. Те, кто будет избран в новый состав Законодательного собрания, рано или поздно будут утверждать нового губернатора. А это -возможность сразу познакомиться с новой властью. Поэтому мандат одномандатника в Законодательному собрание Омской области сейчас очень ценен.

-Объединение оппозиционных партий с лозунгом: «Голосуй за кого угодно, только не за «ЕР!» в Омске возможно?

-Вряд ли. Коммунисты сотрудничают с муниципалитетом, и тайны из этого не делают. Я слабо себе представляю, что КПРФ выступит в оппозиции к «ЕР», если ШРЕЙДЕР сохранит свой пост. «Справедливая Россия» тоже никогда не демонстрировала в Омске оппозицию к «ЕР». Остается оптимистичная ЛДПР с безусловно ярким ЗЕЛИНСКИМ. Они проявили себя в ярой критике муниципалитета. И я не могу пока представить их в ярой критике «ЕР», если список возглавит губернатор. Сомневаюсь, что оппозиция у нас объединится, как это произошло в других регионах.



Преображенский В. Каким будет сити-менеджер Омска // Новое обозрение. 2011. 15 апреля. № 15

Особенности текущего года и марта 2012-го - крупномасштабные выборы всех ветвей представительной власти. Плюс к этому уже в этом году в Омске ожидается введение института сити-менеджерства. О том, как это будет и чем грозят жителям решена эти интригующие события, директор исследовательского центра ГЭПИцеггр-2 Вадим ДРЯГИН.

- Не так давно вы верну¬лись с выборов в Законодательное собрание Оренбуржья. Кановы особенности выборов 2011 года? Чего можно ожидать в Прииртышье?

- Особенность выборов в Оренбуржье - объединение оппозиционных сил по отношению к партии власти. Это коммунисты. ЛДПР. Справедливая Россия. В Оренбурге они объединились, и избирателю предлагалось голосовать за кого угодно, только не за «Единую Россию». Подобные протестные настроения усиливаются по всей России. Видимо, это будет характерно и для нас.

- До сих пор непонятно, как будут проходить, выборы в ГД России, ЗС Омской области, в горсовет. Возможно совмещение?

- Закон о гарантии прав избирателей четко ограничивает количество бюллетеней, выдаваемых на голосование. Больше четырех бюллетеней - нельзя. А у нас будет партийный список в Госдуму, партийный список в Законодательное собрание, гам же - одномандатники. А если сюда прибавить горсовет - получается пять бюллетеней. Поэтому в ГД и ЗС выборы будут в декабре текущего года, а в горсовет - в марте 2012-го.

- Какие выборы, по вашему мнению, станут наиболее, так сказать, «драматическими»?

- Они все будут интересны, так как предполагается смена власти. В 2012 году в соответствии с законодательством истекают полномочия нашего iy6epнатора (хотя со стопроцентной уверенностью нельзя утверждать, что президент не назначит его еще на один срок), а в мэрии предполагается введение института сити-менеджерства. По этой причине - это особенно понимают молодые предприниматели - именно сейчас создаются стартовые условия для установления контактов с властью. С будущей властью, с новыми управленческими кадрами.

- Об институте сити-менеджеров поподробнее, пожалуйста. Это последовательная политика государства пли требова¬ние реалий российской действительности?

- Это не стратегия государства, а скорее его ориентир. Это грамотное использование положительного опыта развитых мировых держав в России. Практика широко распространена в странах Европы и в США. И у нас, если помните, с 1996 года в сорока субъектах Федерации были муниципальные образования, которыми управляли сити-менеджеры. Тенденцию назначений в российских городах сити-менеджеров можно назвать возвращением к лучшему.

Институт сити-иенеджеров имеет ту же подоплеку, что и разделение властей. Профессиональный сити-менеджер занимается профильными задачами, а председатель горсовета, который в этом случае будет являться городским главой, выдает правовые нормы. Сити-менеджер - это более развитая система управления, новый этап развития города.

- Некоторые «жулики» настойчиво пытаются внушить омичам, что сити-менеджер - это такая холопская должность, на которой он слепо будет исполнять любые капризы, скажем, губернатора. А вообще, кто принимает решение о введении института сити-менеджерства в том или ином муниципаль¬ном образовании?

- Решение принимает горсовет, он же определяет одну из форм выбора сити-менеджера и он же контролирует его работу. При чем здесь губернатор? Напротив, теперь «жуликоватого», как вы позволили себе выразиться, или неумелого руководителя городским хозяйством уволить смогут сами омичи. Через тех же депутатов горсовета. Тут демократии, если вникнуть, даже больше, чем при прямых выборах мэра.

- Какая форма ближе Омску: управление городом председателем городского совета, где сити-менеджер будет избран из числа депутатов, или сити-менеджер, нанятый теми же депутатами по контракту?

— Сити-менеджер не может быть депутатом. Но в любом случае этот человек должен быть профессиональным управленцем. По крайней мере, во втором случае выбор для нас будет по шире.

- Есть ли ограничения дли регистрации кандидатур на должность сити-меиеджера? Тот же Виктор Шреидер. если его снимут в конце концов, сможет участвовать в конкурсе?

- Решающую роль, полагаю, будет опять же решать профессионализм кандидата и опыт работы в управлении городским хозяйством. Что касается общих ограничений, то они в рамках нормативных актов РФ.
Насчет Виктора Филиппович: ничего сказать не могу. Хотя если горсовет возьмет во внимание вею прессу, которая прошлый год позиционировала его отнюдь не как лучшего хозяйственника, - наверное, нет.

- Кто из публичных людей региона может претендовать на должность? Из политиков, регионального правнтельства, мэрии, бизнеса?

- Самое главное тут как ра: то, что этот человек должен па холиться вне политического участия. А практически все наши публичные персоны так или иначе завязаны в политике. Разумный выбор сити-менеджера - это выбор, который будет основываться на профессиональных качесгвах кандидата, а не на eго политическом рейтинге.


Актуально // Омская правда. 2011. 16 марта

В феврале аналитики ООО ГЭПИЦентр-2 провели в Омске опрос общественного мнения о потребительских предпочтениях горожан в выборе мест приобретения продуктов питания. Согласно результатам исследования 76 процентов омичей считают массовую торговлю сельскохозяйственной продукцией местного производства в рамках губернских ярмарок и ярмарок «Омские продукты - омичам» более выгодной для населения по сравнению с обычной розничной торговлей в городе. А 60,6 процента заявили о своей заинтересованности в дальнейшем развитии ярмарочной торговли: в увеличении числа тор¬говых мест и частоты проведения ярмарок, расширении ассортимента продукции.


А.Васин. Молодежь Омска - за сити-менеджера// Омская правда. 2011. 16 марта

ООО «ГЭПИЦентр-2» провело опрос общественного мнения об отношении жителей города Омска к институту сити-менеджмента.

В ходе опроса омичам было предложено избрать из трех моделей управления муниципальным образованием ту, что наиболее подходит для нашего города. Как оказалось, инновационную для Омска идею введения должности сити-менеджера разделяет внушительное число горожан, превышающее 37 процентов. Среди них доминирует молодежь.

Так, для 18-20-летних оми-чей наиболее перспективной моделью управления муници¬пальным образованием является та, при которой глава избирается горсоветом из своего состава и становится его председателем, а хозяйственными вопросами занимается сити-менеджер. 54,2 процента сторонников такой модели не старше 29 лет. 28,7 процента респондентов, разделяющих мнение о том, что глава Омска должен избираться на прямых выборах и возглавлять горсовет, а городской администрацией должен руководить менеджер по контракту, также относятся к этой возрастной группе. В числе тех, кто разделяет идею выбора мэра, который «отвечает за все», только 15,5 процента молодых людей. Респонденты 30-39 лет также склоняются к необходимости привлечения наемного управляющего. Закономерно и то, что среди респондентов, разделяющих необходимость сити-менеджмента, большая доля лиц с высшим и средним профессиональным образованием, а также работающих омичей.

Напомним, что в ряде российских регионов - Татарстане, Башкирии, Удмуртии, Тюменской, Челябинской, Курганской, Свердловской областях, в Пермском крае и Ханты-Мансийском автономном округе - сити-менеджеры уже успешно работают, а само новшество показало себя как эффективный вариант управления муниципальным хозяйством. Наемный управленец полностью сосредоточен на решении социально-экономических вопросов и не тратит время на политические игры


Мэр выходит из доверия // Омский вестник. Деловая среда. 2011. № 9. 09 марта

По итогам анализа работы муниципальных больниц, который провело Министерство здравоохранения области, мэру Омска Виктору Шрейдеру отправлено письмо, в котором указано на серьезные недостатки в организации медицинской помощи омичам. Но это, как говорится, только цветочки. А вот ягодки — это результаты опроса общественного мнения, проведенные социологами «ГЭПИцентр-2» в феврале. Из них следует, что если в феврале 2005 года Виктора Шрейдера на посту мэра хотели бы видеть 53 процента респондентов, то сейчас о его уверенной поддержке заявляют меньше 20 процентов. С таким падением популярности даже американскому экс-президенту Джорджу Бушу-младшему до Виктора Филипповича ой как далеко. Как тут не вспомнить частушку хрущевских времен об одиозной исторической фигуре: «Лаврентий Палыч Берия вышел из доверия...»


Омичи хотят, чтобы городом управлял сити-менеджер // http://www.omskinform.ru/main.php?id=1&nid=37120. 2011. 03 марта

Многие горожане считают, что во главе Омска должен стоять наемный сити-менеджер. Идею поддерживают и известные политики и общественные деятели. Они также считают, что мэр должен быть заместителем губернатора.

Социологи ООО «ГЭПИЦентр-2» выяснили, что рейтинг мэра Омска Виктора Шрейдера только за последний год снизился в полтора раза. Если в феврале за него были готовы проголосовать 31,4%, то сейчас эта цифра опустилась до 19,8%.

Для сравнения в феврале 2005 года по опросу «ГЭПИЦентра-2» более 53% омичей готовы были поддержать Шрейдера на выборах. Специалисты известного исследовательского центра также спросили у омичей, какая модель управления городом кажется на их взгляд наиболее оптимальной, и получили совершенно неожиданный результат.

По мнению 36,2% опрошенных омичей, глава их города должен избираться на прямых выборах и возглавлять городскую администрацию, как это происходит сейчас. 25,8% респондентов считают, что глава города должен избираться на прямых выборах и быть председателем Омского городского Совета, а администрацией города должен руководить наемный сити-менеджер.

Модель управления, при которой глава избирается Омским городским Советом из своего состава и становится его председателем, а хозяйственными вопросами занимается сити-менеджер, привлекает 11,8% опрошенных.

А вот 19,8% респондентов устраивает любая модель управления, лишь бы «город развивался». Следует также отметить, что процент сторонников прямых выборов мэра-хозяйственника практически совпадает с долей активного электората, пришедшего на выборы 14 марта 2010 года. Также важно, что инновационную для Омска идею внедрения должности сити-менеджмента разделяет внушительное число горожан, превышающее как минимум 37%.


Редкий Шрейдер долетит до середины второго срока… // Новое обозрение. 2011. № 8. 02 марта

В последние месяцы омская пресса изобилует материалами социологических исследований общественного мнения омичей об их отношении к органам государственной власти, структурам местного самоуправления и политическим партиям. Казалось бы, до выборов далеко, торопиться с замерами электоральных предпочтений незачем. Однако интерес социологов имеет веское основание: налицо всплеск общественной активности, нетипичный дня нашего города в период межвыборного затишья.

Объектом общественного внимания стала деятельность мэра города Омска В. Шрейдера. На первый взгляд - ничего неординарного: от его работы и работы возглавляемого им муниципалитета зависит многое в жизни горожан, поэтому мэр всегда должен быть пред пристальным оком общественности. Но только первый год второго срока В. Шрейдера на посту главы Омска ознаменовался ростом публичных протестных выступлений. Даже если убрать из сообщений СМИ эмоционально окрашенные отзывы о его деятельности и оставить голые цифры социологических опросов, итоги оценок неутешительны - уровень доверия омичей к действующему мэру снижается. Однако возникает вопрос: действительно ли отношение горожан кардинально изменилось именно в этот период?

По результатам опроса общественного мнения жителей Омска, проведенного в феврале 2005 года ООО «ГЭПИЦентр-2» в преддверии выборов главы города, 53,1% респондентов хотели бы видеть В. Шрейдера на посту мэра; категорически против этого кандидата были настроены 7,2% опрошенных. По итогам аналогичного опроса, осуществленного в феврале 2010 года этой же социологической компанией, за указанную кандидатуру на пост главы Омска с уверенностью готовы были проголосовать 31,4% опрошенных избирателей; против - 11,1%. Ровно через год (в феврале 2011-го) 19,8% респондентов уверенно поддержали В. Шрейдера; 21,0% высказали мнение, что кресло мэра должен занимать «другой человек»; а 11,4% опрошенных смогли даже назвать конкретные кандидатуры, которые, по их мнению, более соответствуют этой должности.

В ходе последнего опроса общественного мнения омичей было выявлено, что уровень доверия мэру Омска составляет 40,6% (такое количество опрошенных избирателей полностью или «скорее доверяют» действующему главе города); 53,6% респондентов высказали ему свое недоверие. Уровень доверия администрации города Омска составляет 39,2%; 56,0% респондентов не доверяют действиям муниципалитета. Уровень доверия Омскому городскому совету составляет 32,6%; 51,6% избирателей не доверяют нынешнему совету депутатов.

Снижение популярности у горожан В. Шрейдера как главного управленца омского муниципального хозяйства и городской администрации под его командованием стало поводом для серии протестных молодежных акций под лозунгом «Омску  - сити-менеджера!». Насколько разделяют эту позицию горожане в целом, социологи ООО «ГЭ-ПИЦентр-2» выяснили в ходе февральского опроса общественного мнения.

Согласно Федеральному закону РФ № 131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» существуют три модели управления муниципальным образованием. Описание этих трех моделей было представлено респондентам на выбор одной, с их точки зрения, оптимальной для управления миллионным городом. По мнению 36,2% опрошенных омичей, глава Омска должен избираться на прямых выборах и возглавлять городскую администрацию. 25,8% респондентов считают, что глава города должен избираться на прямых выборах и быть председателем Омского городского совета, а городской администрацией должен руководить наемный менеджер. Модель управления, при которой глава избирается Омским городским советом из своего состава и становится его председателем, а хозяйственными вопросами занимается сити-менеджер, привлекает 11,8% опрошенных. 19,8% респондентов устраивает любая модель управления, лишь бы «...город развивался». Следует отметить, что процент сторонников прямых выборов мэра-хозяйственника практически совпадает с долей активного электората, пришедшего на выборы 14 марта 2010 года (а это - 40,4% от числа зарегистрированных на дату голосования избирателей). Также важно, что инновационную для Омска идею внедрения сити-менеджмента разделяет внушительное число горожан, превышающее как минимум 37%.

Насколько повлияло публичное обсуждение сложившейся ситуации в управлении муниципальным образованием на отношение омичей к главе города и органам местного самоуправления в целом? Насколько вообще горожане информированы о том, что творится в омском муниципалитете? Респондентам, опрошенным в феврале 2011 года, было предложено оценить также уровень информационной открытости органов муниципальной власти. Принято считать, что открытая власть - это власть, которая не скрывает механизмов и результатов своего функционирования, обеспечивает оперативное предоставление по запросу граждан информации о том или ином направлении своей деятельности. То, что деятельность В. Шрейдера является открытой для омичей, с уверенностью заявили лишь 14,6% опрошенных горожан; и только 4,8% респондентов считают, что работа мэрии в полной мере открыта для населения.

При этом «знают все, что необходимо знать» о работе В. Шрейдера на посту мэра г. Омска четверть избирателей. Имеют «некоторое представление» о деятельности главы города 64,4% опрошенных. Совсем ничего не знают 9,4% респондентов. Ситуация с оценкой информированности населения о деятельности администрации города Омска следующая: 17,2% респондентов знают о ней все необходимое; 61,6% имеют общее представление; у 19,6% информация о работе муниципалитета вообще отсутствует. Примечательно, что до так называемой информационной шумихи вокруг мэрии, которая не всем была угодна, о работе мэра и его администрации не имели представления 55,3% и 51,5% опрошенных соответственно (данные опроса общественного мнения населения г. Омска в IV квартале 2010 года).

Можно резюмировать: принцип «меньше знаешь - лучше спишь» хорош, наверное, в мелких обывательских делах, но никак не подходит к вопросам муниципального управления. Ведь городское самоуправление - это не когда все управляется само по себе, без нашего участия. Самоуправление - это когда мы принимаем на себя всю ответственность за свой родной город, делегируем полномочия управлять муниципальным образованием гражданам, которых считаем достойными этого, внимательно контролируем их деятельность и можем призвать к ответу за допущенные ошибки.


Истратов В. Крутое пике Виктора Шрейдера // Омская правда. 2011. 02 марта

По данным социологических опросов, уровень доверия омичей мэру Виктору Шрейдеру стремительно падает.

Самым результативным для Виктора Шрейдера выдался 2005 год. Проведенный в феврале того года ООО «ГЭПИЦентром-2» опрос общественного мнения показал, что 53,1 процента респондентов хотели бы видеть на посту мэра именно Виктора Шрейдера. Категорически против этого кандидата были настроены лишь 7,2 процента населения.

Стоит отметить, что опрос проводился накануне выборов градоначальника. Тогда Виктор Шрейдер усердно эксплуатировал амплуа «крепкого хозяйственника» и щедро раздавал обещания что-то исправить, построить и отремонтировать. И вот, пять лет спустя, в феврале 2010 года тот же «ГЭПИЦентр-2» провел аналогичный опрос. По его результатам рейтинг доверия омичей мэру города заметно снизился.

После первого срока на посту градоначальника за Виктора Шрейдера были готовы проголосовать 31,4 процента опрошенных избирателей. Против - 11,1 процента. Еще через год, в феврале 2011-го, лишь 19,8 процента омичей поддерживали избранного на второй срок мэра. При этом 21 процент из числа опрошенных высказал мнение, что кресло мэра должен занимать другой человек, а 11,4 процента смогли назвать конкретные кандидатуры на этот пост.

Недоверие городскому голове выразило 53,6 процента респондентов. 56 процентов горожан не доверяют действиям администрации Виктора Шрейдера. 51,6 процента избирателей не поддерживают нынешний состав депутатов городского Совета. Зато идею, что городом должен управлять сити-менеджер, поддерживают, как минимум, уже 37 процентов опрошенных.

Местное самоуправление по определению должно быть самой близкой к людям и открытой властью. Что деятельность мэра Виктора Шрейдера является открытой для населения, считают только 14.6 процента опрошенных. У 19.6 процента респондентов о деятельности администрации Омска вообще отсутствует какая-либо информация, а подавляющее большинство (61,6 процента) имеют об этом только общее представление.

Что же в сухом остатке? За пять с лишним лет руководства городом Виктор Шрейдер потерял доверие тех, кто отдал за него свои  голоса. Впрочем, меня лично такой результат не удивляет. Обещания, щедро раздаваемые в период выборных кампаний, надо выполнять. Память у горожан хорошая. А вот у Виктора Шрейдера с памятью и выполнением обещаний - беда.


Исследования «ГЭПИЦентра-2» доказывают утрату доверия омичей к мэру В.Шрейдеру // www.iaslon.ru. 2011. 01 марта

В последние месяцы омская пресса изобилует материалами социологических исследований общественного мнения омичей об их отношении к органам государственной власти, структурам местного самоуправления и политическим партиям. Казалось бы, до выборов далеко, торопиться с замерами электоральных предпочтений незачем. Однако интерес социологов имеет веское основание: налицо всплеск общественной активности, нетипичный для нашего города в период межвыборного затишья.

Объектом общественного внимания стала деятельность мэра города Омска В. Шрейдера. На первый взгляд, ничего неординарного: от его работы и работы возглавляемого им муниципалитета зависит многое в жизни горожан, поэтому мэр всегда должен быть пред пристальным оком общественности. Но только первый год второго срока В. Шрейдера на посту главы Омска ознаменовался ростом публичных протестных выступлений. Даже если убрать из сообщений СМИ эмоционально окрашенные отзывы о его деятельности и оставить голые цифры социологических опросов, итоги оценок неутешительны – уровень доверия омичей к действующему мэру снижается. Однако возникает вопрос:  действительно ли отношение горожан кардинально изменилось именно в этот период?

По результатам опроса общественного мнения жителей Омска, проведенного в феврале 2005 года ООО «ГЭПИЦентр-2» в преддверии выборов главы города, 53,1% респондентов хотели бы видеть В. Шрейдера на посту мэра; категорически против этого кандидата были настроены 7,2% опрошенных. По итогам аналогичного опроса, осуществленного в феврале 2010 года этой же социологической компанией, за указанную кандидатуру на пост главы Омска с уверенностью готовы были проголосовать 31,4% опрошенных избирателей; против – 11,1%. Ровно через год (в феврале 2011-го) 19,8% респондентов уверенно поддержали В. Шрейдера; 21,0% высказали мнение, что кресло мэра должен занимать «другой человек»; а 11,4% опрошенных смогли даже назвать конкретные кандидатуры, которые, по их мнению, более соответствуют этой должности.

В ходе последнего опроса общественного мнения омичей было выявлено, что уровень доверия мэру Омска составляет 40,6% (такое количество опрошенных избирателей полностью или скорее доверяют действующему главе города); 53,6% респондентов высказали ему свое недоверие. Уровень доверия администрации города Омска составляет 39,2%; 56,0% респондентов не доверяют действиям муниципалитета. Уровень доверия Омскому городскому совету составляет 32,6%; 51,6% избирателей не доверяют нынешнему Совету депутатов.

Снижение популярности у горожан В. Шрейдера как главного управленца омского муниципального хозяйства и городской администрации под его командованием стало поводом для серии протестных молодежных акций под лозунгом «Омску – сити-менеджера!». Насколько разделяют эту позицию горожане в целом, социологи ООО «ГЭПИЦентр-2» выяснили в ходе февральского опроса общественного мнения.

Согласно Федеральному закону РФ № 131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» существует три модели управления муниципальным образованием. Описание этих трех моделей было представлено респондентам на выбор одной, с их точки зрения оптимальной для управления миллионным городом. По мнению 36,2% опрошенных омичей, глава Омска должен избираться на прямых выборах и возглавлять городскую администрацию. 25,8% респондентов считают, что глава города должен избираться на прямых выборах и быть председателем Омского городского совета, а городской администрацией должен руководить наемный менеджер. Модель управления, при которой глава избирается Омским городским советом из своего состава и становится его председателем, а хозяйственными вопросами занимается сити-менеджер, привлекает 11,8% опрошенных. 19,8% респондентов устраивает любая модель управления, лишь бы «…город развивался». Следует отметить, что процент сторонников прямых выборов мэра-хозяйственника практически совпадает с долей активного электората, пришедшего на выборы 14 марта 2010 года (а это  40,4% от числа зарегистрированных на дату голосования избирателей). Также важно, что инновационную для Омска идею внедрения сити-менеджмента разделяет внушительное число горожан, превышающее как минимум 37%.

Насколько повлияло публичное обсуждение сложившейся ситуации в управлении муниципальным образованием на отношение омичей к главе города и органам местного самоуправления в целом? Насколько вообще горожане информированы о том, что творится в омском муниципалитете? Респондентам, опрошенным в феврале 2011 года, было предложено оценить также уровень информационной открытости органов муниципальной власти. Принято считать, что открытая власть – это власть, которая не скрывает механизмы и результаты своего функционирования, обеспечивает оперативное предоставление по запросу граждан информации о том или ином направлении своей деятельности. То, что деятельность В. Шрейдера является открытой для омичей, с уверенностью заявили лишь 14,6% опрошенных горожан; и только 4,8% респондентов считают, что работа мэрии в полной мере открыта для населения.

При этом «знают все, что необходимо знать» о работе В. Шрейдера на посту мэра г. Омска четверть избирателей. Имеют «некоторое представление» о деятельности главы города 64,4% опрошенных. Совсем ничего не знают 9,4% респондентов. Ситуация с оценкой информированности населения о деятельности администрации города Омска следующая: 17,2% респондентов знают о ней все необходимое; 61,6% имеют общее представление; у 19,6% информация о работе муниципалитета вообще отсутствует. Примечательно, что до так называемой информационной шумихи вокруг мэрии, которая не всем была угодна, о работе мэра и его администрации не имели представления 55,3% и 51,5% опрошенных соответственно (данные опроса общественного мнения населения г. Омска в IV квартале 2010 года).

Можно резюмировать: принцип «меньше знаешь – лучше спишь» хорош, наверное, в мелких обывательских делах, но никак не подходит к вопросам муниципального управления. Ведь городское самоуправление – это не когда все управляется само по себе, без нашего участия. Самоуправление - это когда мы принимаем на себя всю ответственность за свой родной город, делегируем полномочия управлять муниципальным образованием гражданам, которых считаем достойными этого, внимательно контролируем их деятельность и можем призвать к ответу за допущенные ошибки.

Опросы общественного мнения, на результаты которых ссылается автор статьи, осуществлены в рамках социально-статистического мониторинга, проводимого ООО «ГЭПИЦентр-2» ежеквартально на территории города Омска с 1996 года. Опросы омичей 18 лет и старше осуществляются методом личного формализованного интервью на репрезентативной адресной (квартирной) выборке, рассчитанной по возрасту и полу респондентов, географии их проживания на территории областного центра. Выборочная совокупность соответствует структуре распределения омских домохозяйств по степени благоустройства жилья, уровню экономической и общественной активности населения, учитывает отдаленность жилых домов от объектов социальной инфраструктуры. Методика отбора респондентов является уникальной как для города Омска, так и для России в целом; она запатентована ООО «ГЭПИЦентр-2» в ФГУ «Федеральный институт промышленной собственности Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам». Численность выборки – 500 единиц. 














 

Последний обновленный ( Четверг, 14 Июль 2011 12:19 )
 
 

Видеогалерея

 Новое видео
08.07.2014
Результаты опроса "ГЭПИЦентра-2" на тему:" Нужен ли Омску референдум?". 12 канал

 

 Новое видео
01.07.2014

О формировании рейтингов регионов и о том, насколько им можно доверять
- директор ООО "ГЭПИЦентр-2" Вадим Дрягин 


Сюжеты об опросе
ГЭПИЦентра-2 по памятнику А.В. Колчаку



 

Интервью директора ООО "ГЭПИЦентр-2" В.В.Дрягина



Передачи с участием В.В.Дрягина



Бизнес объединения:
Омский областной Союз предпринимателей